Составить предложение со словом «пышный» в разных значениях


Один счастлив в покое, другой - в сражении, одного погружает в экстаз одиночество, другого - шумный и пышный праздник, один наслаждается научными изысканиями, ища ответы на вопросы, другой обрёл благодать в вере, для которой не существует вопросов.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Алмазы вернулись бы к ним царским величием или блеском пышного празднества.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

И хотя мой пекарь печёт пышный хлеб с хрустящей корочкой и есть его одно удовольствие, он почему-то не приходит ко мне требовать, чтобы я поставил его управлять царством.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Все обращают внимание на пышный плащ де Эспина, в Дерпте отвыкли от ярких одежд, а мой пурпуэн, шитый по мушкетёрской моде, не давал покоя даже миланским щёголям.

К.К. Сергиенко, «Белый рондель»

Кто-то скакал перед колоннами, махая шпагой, сверкая серебром пышного мундира.

К.К. Сергиенко, «Бородинское пробуждение»

Командир четвертой дивизии, обладатель пышного титула принца Вюртембергского, ходивший в простой пехотной шинели, евший из котелка и спавший на земле рядом с солдатами.

К.К. Сергиенко, «Бородинское пробуждение»

На голове её, однако, имелся весьма пышный берет красного бархата, явно принадлежавший знатному лицу.

К.К. Сергиенко, «Самый счастливый день»

До Тигра его войска не доходили, да и не стремились дойти, царство его было небольшим, охватывавшим только Семиречье, часть Джунгарии и южные склоны Алтая; имени Иоанн среди киданьских владений не зафиксировано, и ничего похожего на пышный вымысел средневековых европейцев [†6] в Азии не обнаружено.

Л.Н. Гумилёв, «Поиски вымышленного царства»

По отношению к киданьскому Дэгуану он был вассалом, несмотря на приобретенный им пышный императорский титул.

Л.Н. Гумилёв, «Поиски вымышленного царства»

Едва только вы входите - вы сразу переноситесь в какой-то блаженный мир видений: лица, типы, костюмы, пестрая сутолока, смешение всех национальностей, пышный парад богатства, славы, титулов, могущества, власти - и все это туго затянуто в привычную, традиционную форму светских условностей, кичится ими и вместе с тем жаждет освободиться от них.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Стоик»

Рядом с ярким и пышным нарядом Эйлин скромное серое шелковое платье миссис Рэмбо, с высоким, чуть не до ушей воротом, выглядело строго, даже как-то укоризненно, но миссис Рэмбо держалась с таким достоинством, так любезно и приветливо, что впечатление это сглаживалось.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Титан»

Каупервуд почти не обратил на нее внимания, отметил лишь, что она высока, грациозна и что темно-серое плиссированное платье и пышный серый газовый шарф, окутывавший ее стан и плечи и перекинутый через руку на манер индусских женщин, чрезвычайно ей к лицу.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Титан»

Розовые щеки и сияющие глаза, копна рыжевато-золотистых волос и пышный туалет из шелка и кружев - все в Эйлин невольно приковывало взоры, а рядом с ней - Польк Линд, красивый, статный, в превосходно сшитом фраке и белоснежном крахмальном белье, выгодно оттенявшем его смуглое лицо и кудрявые темные волосы.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Титан»

Беренис была в белом платье: из пышного облака шелка и кружев выглядывали хрупкие девичьи плечи и стройная, горделивая, словно изваянная из мрамора шея.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Титан»

Чикагский особняк Каупервуда давно уже превратился в пышный склеп, в котором Эйлин одиноко оплакивала постигшую ее беду.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Титан»

Среди всей этой роскоши и неги, среди своих книг и редчайших сокровищ, на пышном ложе, устроенном наподобие качелей, важно восседал Фрэнк Алджернон Каупервуд.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Титан»

Не оставалось и следа той роскоши, которая отличала их пышный дом на Джирард-авеню, - тут была готовая мебель, купленная в магазине, довольно красивые, но дешевые портьеры и прочие вещи.

Т. Драйзер, «Трилогия желания. Финансист»

Для глаза, привыкшего только к хлебам, травам, проселкам, дегтярным телегам, курным избам, лаптям, посконным рубахам, для уха, привыкшего к тишине, к пенью жаворонков, к писку цыплят, к кудахтанью кур, глубокий купол с грозным седовласым Саваофом, простершим длани над сиреневыми клубами облаков и над своими волнистыми, веющими ризами, золотой иконостас, образа в золотых окладах, жарко пылающие светлым, золотым костром, косо и обильно наставленные перед Праздником и друг друга растопляющие тонкие восковые свечи, громкое и нестройное пенье дьячка и пономаря, ризы священника и дьякона, возгласы и чтения на языке возвышенном и не совсем понятном, поклоны и кажденья ладаном, его пряный дым, густо восходящий из кадила, ловко взлетающего вверх и бряцающего серебряными цепочками - все казалось царственным, пышным, торжественно восхищало душу.

И.А. Бунин, «Жизнь Арсеньева»

Каждый день шли дожди, лошади несли, разбрасывая комья синей черноземной грязи, тучные, пресыщенные влагой ржи клонили на дорогу мокрые серо-зеленые колосья, низкое солнце то и дело блистало сквозь крупный золотой ливень, - это, говорили, к счастливому браку, - алмазно сверкающие дождевыми слезами стекла кареты были подняты, в ее коробке было тесно, я с наслаждением задыхался от духов невесты и всего того пышного, белоснежного, в чем она тонула, глядел в ее заплаканные глаза, неловко держал в руках образ в золотой новой ризе, которым ее благословили.

И.А. Бунин, «Жизнь Арсеньева»

Приход священнослужителей и вслед за тем воцарившееся молчание, зажигание свечей и облачение в этой тишине, все это таинственно-церковное приготовление к службе, а потом первый взмах кадила и первый возглас - все это показалось мне теперь, в этот последний для покойника вечер, столь многозначительным, что я уже глаз не мог поднять на то, что было впереди, на этот пышный, бархатный гроб, воздвигнутый на составленные столы, и на то церковно-страшное, картинно-погребальное, что наклонно возвышалось в гробу во всем зловещем великолепии своего золотого покрова, золотой иконки на груди и новой, жестко-белой подушки, - во всей сумрачной тьме непробудного гробового сна этого чернобородого лика с запавшими и почерневшими веками, металлически лоснящегося сквозь теплый, душный дым и горячий, дрожащий блеск.

И.А. Бунин, «Жизнь Арсеньева»

Когда я принес манишку Карлу Иванычу, она уже была не нужна ему: он надел другую и, перегнувшись перед маленьким зеркальцем, которое стояло на столе, держался обеими руками за пышный бант своего галстука и пробовал, свободно ли входит в него и обратно его гладко выбритый подбородок.

Л.Н. Толстой, «Детство. Отрочество. Юность. Часть 1»

Мими же в первое воскресенье вышла к обеду в таком пышном платье и с такими лентами на голове, что уж сейчас видно было, что мы не в деревне и теперь все пойдет иначе.

Л.Н. Толстой, «Детство. Отрочество. Юность. Часть 2»

У берега желтым пышным кружевом на зеленом подоле волны змеилась пена.

М.А. Шолохов, «Тихий Дон»

Как вспышка зигзагистой молнии, перерезало мысли короткое воспоминание: лес, бурые стволы деревьев в белом пышном уборе, как в нарядной серебряной шлее; влажный, горячий блеск черных, из-под пухового платка Аксиньиных глаз.

М.А. Шолохов, «Тихий Дон»

Над канавой сорили пышный багрянец бог весть откуда занесенные листья яблони.

М.А. Шолохов, «Тихий Дон»

Через полмесяца зарос махонький холмик подорожником и молодой полынью, заколосился на нем овсюг, пышным цветом выжелтилась сбоку сурепка, махорчатыми кистками повис любушка-донник, запахло чабрецом, молочаем и медвянкой.

М.А. Шолохов, «Тихий Дон»

Полный подбородок утопает в белом батистовом платке с пышным бантом.

М.Е. Салтыков-Щедрин, «Рецензии»

У Лесси был пышный хвост, грациозно продолжавший плавную линию спины, а у этого пса хвост выглядел каким-то нелепым придатком.

Э. Найт, «Лесси»

Хорошие у них были позиции, ничего не скажешь: пожалуй, мы бы их оттуда не выбили, если бы не весь тот пышный аттракцион, который мы тогда наблюдали.

Э. Хемингуэй, «За рекой в тени деревьев»

Отель был очень большой, и пышный, и пустой, но еда была вкусная, вино очень приятное, и в конце концов от вина всем стало очень хорошо.

Э. Хемингуэй, «Прощай оружие»