Составить предложение со словом «улан» в разных значениях


Французский улан промчался рядом, махнув саблей так, что свистнуло в ухе.

К.К. Сергиенко, «Бородинское пробуждение»

Я проснулся в какой-то дальней комнате, окнами в теневую часть сада, крепко выспавшись, с удовольствием вымылся, оделся во все чистое, - особенно приятно было надеть новую косоворотку красного шелка, - покрасивее причесал свои чёрные мокрые волосы, подстриженные вчера в Воронеже, вышел в коридор, повернул в другой и оказался перед дверью в кабинет и вместе спальню улана.

И.А. Бунин, «Натали»

После ужина улан уходил спать, а мы еще долго сидели в темноте на балконе, мы с Соней шутя и куря, а Натали молча.

И.А. Бунин, «Натали»

Перед чаем в пятом часу, когда Соня делала какие-то хозяйственные подсчеты в кабинете улана, мы сидели в березовой аллее и пытались продолжать чтение вслух “Обрыва”.

И.А. Бунин, «Натали»

Все эти дни, пережив за обедом сперва тревогу, все ли хорошо, а потом довольство, что все хорошо и старик-повар и Христя, хохлушка-горничная, приносили и подавали вовремя, не раздражая улана, она после обеда уходила к Соне, куда меня не пускали, и оставалась у ней до вечернего чая, а после ужина весь вечер.

И.А. Бунин, «Натали»

Так попал я в имение моего дяди по матери, отставного и давно овдовевшего улана Черкасова, отца единственной дочери, а моей двоюродной сестры Сони.

И.А. Бунин, «Тёмные аллеи»

Я был в ту минуту в столовой один, только что кончил пить кофе, - улан кончил раньше и ушел, - и, встав из-за стола, случайно обернулся.

И.А. Бунин, «Тёмные аллеи»

Я проснулся в какой-то дальней комнате, окнами в теневую часть сада, крепко выспавшись, с удовольствием вымылся, оделся во все чистое, - особенно приятно было надеть новую косоворотку красного шелка, - покрасивее причесал свои черные мокрые волосы, подстриженные вчера в Воронеже, вышел в коридор, повернул в другой и оказался перед дверью в кабинет и вместе спальню улана.

И.А. Бунин, «Тёмные аллеи»

После ужина улан уходил спать, а мы еще долго сидели в темноте на балконе, мы с Соней шутя и куря, а Натали молча.

И.А. Бунин, «Тёмные аллеи»

Все эти дни, пережив за обедом сперва тревогу, все ли хорошо, а потом довольство, что все хорошо и старик-повар и Христя, хохлушка-горничная, приносили и подавали вовремя, не раздражая улана, она после обеда уходила к Соне, куда меня не пускали, и оставалась у ней до вечернего чая, а после ужина весь вечер.

И.А. Бунин, «Тёмные аллеи»

Я страдал, скучал, - как нарочно, дня три шел дождь, мерно бежал, стучал тысячами лапок по крыше, в доме было сумрачно, на потолке и на лампе в столовой спали мухи, - но крепился, по часам сидел иногда в кабинете улана, слушая его всякие рассказы.

И.А. Бунин, «Тёмные аллеи»

Только сосед на кровати, толстый улан, сидел на своей койке, мрачно нахмурившись и куря трубку, и маленький Тушин без руки продолжал слушать, неодобрительно покачивая головой.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 2»

Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недовольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

Четыре дня тому назад у того дома, к которому подвезли Балашева, стояли Преображенского полка часовые, теперь же стояли два французских гренадера в раскрытых на груди синих мундирах и в мохнатых шапках, конвой гусаров и улан и блестящая свита адъютантов, пажей и генералов, ожидавших выхода Наполеона вокруг стоявшей у крыльца верховой лошади и его мамелюка Рустава.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

И гусары по линии войск прошли на левый фланг позиции и стали позади наших улан, стоявших в первой линии.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

В то время как гусары становились на место улан, из цепи пролетели, визжа и свистя, далекие, непопадавшие пули.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

Он, выпрямившись, разглядывал поле сражения, открывавшееся с горы, и всей душой участвовал в движении улан.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

Ростов своим зорким охотничьим глазом один из первых увидал этих синих французских драгун, преследующих наших улан.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

Один улан остановился, один пеший припал к земле, чтобы его не раздавили, одна лошадь без седока замешалась с гусарами.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

Вероятно, лицо его показалось очень страшно, потому что офицер что-то шепотом сказал, и еще четыре улана отделились от команды и стали по обеим сторонам Пьера.

Л.Н. Толстой, «Война и мир. Том 3»

Несмотря на те слова и выражения, которые я нарочно отметил курсивом, и на весь тон письма, по которым высокомерный читатель, верно, составил себе истинное и невыгодное понятие в отношении порядочности о самом штабс-капитане Михайлове, на стоптанных сапогах, о товарище его, который пишет рисурс и имеет такие странные понятия о географии, о бледном друге на эсе (может быть, даже и не без основания вообразив себе эту Наташу с грязными ногтями), и вообще о всем этом праздном грязненьком провинциальном презренном для него круге, штабс-капитан Михайлов с невыразимо грустным наслаждением вспомнил о своем губернском бледном друге и как он сиживал, бывало, с ним по вечерам в беседке и говорил о чувстве, вспомнил о добром товарище-улане, как он сердился и ремизился, когда они, бывало, в кабинете составляли пульку по копейке, как жена смеялась над ним, - вспомнил о дружбе к себе этих людей (может быть, ему казалось, что было что-то больше со стороны бледного друга): все эти лица с своей обстановкой мелькнули в его воображении в удивительно-сладком, отрадно-розовом цвете, и он, улыбаясь своим воспоминаниям, дотронулся рукою до кармана, в котором лежало это милое для него письмо.

Л.Н. Толстой, «Севастопольские рассказы»

Мы залегли в канаве, и через несколько минут из-за развалин сожженного завода гуськом выехали девять человек немецких улан.

М.А. Шолохов, «Тихий Дон»