Составить предложение со словом «царь» в разных значениях



Нельзя отбирать у царя царство и превращать в нищего подававшего милостыню.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Я - царь, я подчинён моему народу жёстче, чем мне любой из моих подданных.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Ещё удивительнее было её умение танцевать, танцам её научили среди гранитных скал пустыни, она знала, что танец - тоже мольба и молитва, что на эту мольбу может ответить царь, но в пустыне и на неё не ждала ответа.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Я - царь, со смятенной душой склонился я над уснувшим на посту дозорным и не мог разбудить спящего счастливым сном ребёнка, чтобы передать его смерти, чтобы он за своё уже недолгое бодрствование столь многое претерпел от людей.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

И вот я, повелитель и царь, повернулся и вместе с моим дозорным стал смотреть на город, город был один, но смотрели мы на него по-разному.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Если улыбкой воодушевляю дозорного, ибо я - царь, узел, связавший воедино царство, на которое они тратят свою жизнь и которое вознаграждает их моей улыбкой.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Но по временам, - ибо нет для меня царя, который мог бы вознаградить меня улыбкой, и иду я одиноким до того часа, когда Ты снизойдёшь принять меня и растворить в тех, кого я люблю, - я устаю от своего одиночества, и мне хочется стать одним из всех и затеряться среди людей моего народа, - я ещё не очистился до конца.

А. Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Драмы Ван-Гога и Рембрандта, сельские праздники Питера Брейгеля, царь-плотник на голландских верфях.

К.К. Сергиенко, «Бородинское пробуждение»

Один гренадерский кивер с султаном из конского волоса, с золоченой кокардой в форме ядра с тремя язычками пламени, с подвязным ремнем из золотистой чешуйчатой тесьмы, с этишкетом - трехцветной плетеной нитью, наброшенной на тулью полукругом, с серебряными кистями по бокам, - один такой кивер казался мне царем головных уборов.

К.К. Сергиенко, «Бородинское пробуждение»

Он не достиг высоких чинов по службе, его не любил царь.

К.К. Сергиенко, «Бородинское пробуждение»